X ZhasCamp Kazakhstan

Молодежная [не] конференция

28 сентября
Петропавловск
29 сентября
Уральск
5 октября
Астана
12 октября
Алматы

«Молодежь выходит на улицу, потому что у нее нет других площадок»

21 октября 2019 г.

В последние несколько лет мы наблюдаем активизацию и политизацию молодого поколения: школьники и студенты присоединяются к протестам самой широкой повестки – от экологии до выборов. 2019 год сотрясают «климатические протесты» молодежи в 100 странах мира и их кульминацией становится страстная речь шведской школьницы Греты Тунберг на саммите ООН по изменению климата, получившая мировой резонанс. В Гонконге прокатились митинги школьников против законопроекта об экстрадиции. Лидерами антикоррупционных протестов в России неожиданно стали подростки. Казахстан не обошел этот тренд: весной этого года акция Асии Тулесовой «От правды не убежишь» и челлендж Ануара Нурпеисова «Мен ояндым» запустили серию молодежных протестов, из которых сформировались три движения: «Оян, Казахстан», «Кахарман» и «Республика», причем последняя уже заявила о создании политической партии.

18 октября на панельной дискуссии «Молодежь и политика: игра или реальность?», организованной в Алматы Молодежной информационной службой Казахстана, эксперты, политологи, активисты и молодежь подискутировали о молодежной активности на примерах Армении, России и Казахстана.

В панельной дискуссии приняли участие политолог Эдгар Варданян, главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, политолог Досым Сатпаев, экоактивист Ася Тулесова, активист гражданского движения «Оян, Казахстан» Димаш Альжанов, один из руководителей гражданского движения «Respublika» Белла Орынбетова и феминистка Лейла Махмудова.

Томирис Жолдасова

«До «бархатной революции» молодые люди брезговали политикой»

Свое выступление армянский политолог Эдгар Варданян начал с того, что необходимо различать молодежь, участвующую в политической жизни страны. Ведь молодежь бывает разной и важно, чтобы в деле участвовали молодые люди именно с демократическими ценностями.

«До «бархатной революции» продемократически настроенная молодежь у нас была активна на улицах, потому что не было других альтернативных площадок. Например, конкурентные выборы, к тому же все информационные каналы были в руках у авторитарных властей. В течение последних десяти лет у нас были зафиксированы несколько успешных гражданских движений. В основном они были либо экологического характера, либо по защите определенных прав. Они и сыграли ключевую роль в «бархатной революции», - рассказал Варданян.

По словам политолога, «бархатную революцию» корректнее называть успешной кампанией ненасильственного гражданского сопротивления. Люди хотели сменить власть и установить демократический режим, в целом – поменять политическую систему. Через простые протесты это было невозможным. Как отметил эксперт, сегодня в Армении нельзя сказать, что участники кампании добились стопроцентных результатов. Но кампания привела к первым честным выборам. «Бархатная революция» стала успешной за счет объединения разных групп, это во-первых. Во-вторых, у движения был конкретный лидер в лице Никола Пашиняна, который участвовал в протестах в первых рядах. Он был своего рода фасилитатором процесса, без этого все могло бы перерасти в хаос.

«Итог нашей революции: к власти пришли молодые люди, продемократически настроенные. В парламенте и в правительстве процент молодежи вырос в несколько раз. К примеру, премьер-министру сорок четыре года. Если до революции молодые люди в большинстве брезговали политикой, то сегодня активно участвуют в ней. Самое важное – сегодня молодежь имеет несколько каналов активности и они официальные: выборы, партии, парламент, правительство, официальные СМИ», - заключил Эдгар Варданян.

Реперы и студенты – новые лица протестов в России

По словам российского медиа эксперта, главного редактора «Медиазоны» Сергея Смирнова, в России повторяются события, которые были в Армении до революции. Власть не допускает оппозиционных кандидатов к выборам. Более того продвигает подставных оппозиционеров, чтобы имитировать легитимность. Люди лишены возможности выбирать своих кандидатов. Это и стало главной причиной активизации протестных настроений.

«Власти не зарегистрировали их кандидатов, сделали это демонстративно. Способом хоть как-то влиять на политику стала улица. Также надо понимать, что уличные протесты в России опасны. Власть очень жестко и демонстративно подавляет любые выступления», - рассказал Смирнов.

Что касается участия молодежи в протестах, то она составляют значительную часть. Больше половины протестующих люди до 30 – 35 лет. Слухи о том, что большую часть протестов составляют школьники - неправдивы и являются пропагандистским ходом, считает журналист. Если смотреть на портрет классического задержанного, в основном это студенты, от 20 до 23 лет. Символом этих заключенных как раз считают студента Высшей школы экономики Егора Жукова. Другой особенностью московских митингов Смирнов назвал участие медийных лиц и рэперов, что оживило протесты.

«Показательной была история с провластными рэперами Тимати и Гуфом, которые выпустили ролик о Москве (клип на трек “Москва” был выпущен ко Дню Москвы, - прим. авт.), мол, какая она прекрасная. Но все поняли, что это касается выборов и является скрытой рекламой мэрии. Ролик набрал полтора миллиона «дизлайков». А все понимают, что их в основном ставит молодежь. С другой стороны, известный рэпер Оксимирон поддержал протесты. Он ходил на суды, хотел заплатить залог за Егора Жукова, одному из заключенных предложил записать совместный ролик. Face и Кровосток выступили на концерте в поддержку протестующих, а Хаски и Легалайз записали оппозиционные ролики», - рассказал Смирнов.

5 периодов политической активности молодежи Казахстана

Казахстанский политолог Досым Сатпаев начал со слов: «Если бы я не знал, что спикер Смирнов из России, то подумал бы, речь идет о Казахстане. Это не удивительно. Казахстан и Россия – авторитарные братья-близнецы».

Сатпаев считает, что сегодняшний Казахстан по своему политическому развитию больше похож на Россию, чем на Армению. Также он ставит в один ряд некоторые страны СНГ, страны Балтийского залива, Грузию, Армению и Кыргызстан. По его мнению, они ушли на шаг вперед, потому что сумели выйти из зоны «застойного комфорта». Кроме того, в России, и в Казахстане не учитывают смену поколений.

«Сейчас в мире происходят три глобальные революции. Революция ментальности: у молодежи больше нет «сокрализации» власти. Революция мобильности: молодежь может спокойно переезжать. Кстати, одна из форм протестности – это «протест ногами». Третья революция – это революция множества: когда в тех или иных политических системах появляется большое количество важных протестных групп. В Армении такая фаза тоже была: появилось множество протестных групп и, в итоге, они объединились. В России и в Казахстане мы сейчас видим фрагментацию политического поля, некую атомизацию», - поделился Сатпаев.

Сатпаев назвал отличием Казахстана конфликт идентичности. Политолог считает, что спустя тридцать лет независимости страны, многие граждане так и не определили свою идентичность.

«Наша молодежь является отражением существующей структуры общества. Определенная часть молодых людей считают, что основа идентичности должна быть этнической, другие – религиозной, кто-то – родоплеменной. Если все эти разрозненные группы не смогут найти точки соприкосновения и объединиться, то властям будет легко проводить политику «разделяй и властвуй», - утверждает Сатпаев.

Политолог рассказал, что на самом деле молодежные протесты в Казахстане имеют глубокие корни. Он выделил несколько хронологических этапов. Первое, в 60-х при Советском союзе казахские студенты в московских вузах создали национал-патриотическое движение «Жас тулпар». Второе, декабрьские события 1986 года, когда молодежь вышла против решения советских властей. Третий этап можно ознаменовать как «прозападный романтизм»: после развала Советского союза молодежь активизировалась в третьем секторе – все хотели построить западные формы демократии. Четвертое, 2000-е, когда появились новые политические структуры с участием элиты, например, партии ДВК и Акжол. После начались протесты более радикального характера, когда люди вышли против несправедливости и неэффективности властей, например, события в Жанаозене или земельные митинги по всей стране.

«В принципе, мы видим, что молодежь на протяжении многих десятилетий принимала участие в политической жизни страны. Нельзя сказать, что активность возникла только сейчас. Но сейчас появился уникальный момент, который я называю не «транзитом власти», а «межцарствием, такой «полу-транзит». Настоящий транзит начнется, когда первый президент Назарбаев уйдет с политической сцены», - подытожил эксперт.

Быть гражданином – это уже политика

По мнению Димаша Альжанова, участника движения «Оян, Казахстан», на политику можно влиять гражданскими силами. Не обязательно напрямую бороться за власть, когда можно объединяться между собой и задавать вектор для развития.

«Оян, Казахстан» – это объединение свободных молодых граждан, где каждый может проявить свои лидерские качества. У нас нет жесткой иерархии и структуры. Хорошо организованные молодежные группы будут формировать тренды на следующие двадцать лет. Важная роль организованных гражданских групп – это задавать ветер политических реформ. «Оян, Казахстан» – это гражданское движение с политической повесткой, которая должна быть близка и националистам, и либеральной части, консервативной части», - считает Альжанов.

В отличие от движения «Оян, Казахстан» у движения «Республика» есть четкие политические амбиции, рассказала Белла Орынбетова, одна из руководителей этого движения. Однако на данный момент активисты сталкиваются со сложностями.

«Сначала мы были уверены, что точно соберем сто тысяч подписей. Сейчас есть сомнения, но мы работаем. Мы поехали в западный регион, потому что думали, что там самый протестный народ. Активности в соцсетях было много, но в день встречи люди не пришли. Они хотели встретиться отдельно, не хотели светиться. Хоть протестный настрой и велик, но люди еще боятся», - объясняет активистка.

Как считает гражданская активистка, феминистка, Лейла Мухмудова, основным драйвером политической активности является вопрос безопасности. Каждого человека волнует, не угрожает ли ничего его безопасности в будущем, при совершении какого-то действия, выражении мнения. Политическая активность начинается там, где человек чувствует себя не в безопасности и говорит об этом.

«В случае женщин, не нужно выражать какую-то политическую активность. Быть женщиной – это уже политический акт. Ты уже не находишься в безопасности ни дома, ни на работе, ни в общественном пространстве: тебя домогаются, тебя насилуют. Что говорит на это государство? «Это ваше личное дело! Если бы вы сидели в тюрьме – это политический вопрос, если вас истязают дома – это ваше личное дело». Я как феминистка говорю, хватит ограничивать – личное и политическое. Быть гражданином – это уже политика. Это моя основная повестка», - поделилась Махмудова.

По словам эко-активистки Асии Тулесовой, многим кажется, что политика и экология не пересекаются. Однако, все в жизни связано между собой и является политикой. Политика – это не только партии, это правила, как устроены наши города, наша реальность.

«Наше образование, наша повседневная жизнь, насколько наше государство инвестирует в качество нашей жизни – это политические вопросы. Оставаться в стороне от политики, значит забить на будущее свое и своих детей. Если вы не участвуете в политике, скорее всего у вас чемоданное настроение. Быть патриотом значит участвовать в политике», - отметила Тулесова.

Благодарим за поддержку

Генеральные партнеры

Фонд Cорос-Казахстан
OSCE

Партнеры

Основные партнеры: Места проведения

Медиа-партнеры

Молодежные организации